13 декабря прошла встреча профактива «Жактау» с главой офиса ОТ и ТБ, ООС и безопасности по горным предприятиям «АрселорМиттал» Майком Двайером и директором по охране труда и промбезопасности АО «АМТ» Андреем Маркиным. Представители профсоюза поднимали проблемные вопросы, связанные с условиями труда и безопасностью работников стального департамента «АМТ». На встрече обсудили и ситуацию в конвертерном цехе после ноябрьской аварии на трубопроводах.

«Надо четко, с расстановкой, безопасно запустить оборудование в работу»

В начале встречи Майк Двайер отметил, что прошедший месяц был достаточно трудным для комбината. В результате аварии произошли значительные повреждения, и это серьезная проблема, но главное, что никто не пострадал, все пришли домой здоровыми и невредимыми.

— Вы работаете в очень трудной среде, — сказал руководитель, обращаясь к председателю профкома конвертерного цеха Марату Жаксибекову. — Это является причиной моего плохого сна по ночам. Скоро мы выходим на рабочие параметры, и это будет очень опасное время – ввод завода после такой длительной остановки. Все оборудование было в ожидании целый месяц, и при включении что-то может пойти не по плану. Недавно я посетил совещание с управляющим комитетом, и сказал об этом так, чтобы все поняли. Я хочу видеть всех руководителей на своих рабочих местах. Я хочу, чтобы они не давили на людей. Надо четко, с расстановкой, безопасно запустить оборудование в работу.

— Я приехал сразу после оперативки, — ответил Марат Жаксибеков. — Всем руководителям было дано задание проверить оборудование: МНЛЗ-3, МНЛЗ-1, конвертеры, шлаковозы. За время остановки многое было сделано, где-то старое оборудование поменяли на новое, и сейчас идет прогонка, заполнение бункеров сырьем. Мы обсуждали и вопросы безопасности во время испытаний. Их начнут 14 декабря. На проходной конвертерного цеха выставят оцепление. Людей на автобусах будут безопасно довозить до АБК. Сначала планируем запустить первый конвертер, после него третий. Предпринимаем ряд мер совместно с начальником участка, чтобы максимально ограничить доступ людей (кроме технологов) к третьему конвертеру.

— Контроль нужен до тех пор, пока конвертер не выйдет на нормальные параметры, — сказал Майк Двайер. — Надо, чтобы руководители цеха ничего не упустили. Я никогда не был в ситуации, когда мы работаем, производим при таких небезопасных условиях. Но мне понятно, что, если остановить конвертер, встанет весь завод. Поэтому надо работать сообща, без каких-либо препятствий друг другу. Мы не можем допустить, чтобы кто-то из людей травмировался.

— Меня неприятно удивило, как на аварию отреагировали соцсети, — продолжил председатель профсоюза Виктор Щетинин. — Были те, кто обрадовался, и это очень неадекватные люди. Они не понимают, если что-то случится с комбинатом, города не будет.

Майк Двайер согласился с руководителем профсоюза, и привел другой пример: видео с недавним происшествием в ОБпПП (где сорвалась кабина крана) тоже выложили в интернет, и в Лондоне об этом знают.

— Девушка (на видео) кричит, это понятно — она испугалась, но что делают люди – просто снимают на телефон! – возмутился представитель офиса. — Вы правы – если не устраним все последствия аварии, завод перестанет работать, и городу – конец. Но мы сделаем все, чтобы этого не допустить.

— Мне понравилась ваша фраза: не надо ни на кого давить, доходить до фанатизма, — вернулся к начатой теме председатель профкома УЖДТ Виктор Панов. — Хотелось, чтобы это было доведено до руководителей и высшего, и среднего звена. Потому что уже сейчас, в период ликвидации последствий аварии, проскальзывают такие моменты. Ускорив запуск, мы в дальнейшем можем получить большие простои, и это в лучшем случае, а в худшем – могут возникнуть ситуации, где пострадают люди.

Виктор Панов попросил содействия еще в одном вопросе. В результате аварии две станции остались без тепла и воды. По одной проблему решили, по другой («Копровой») – пока нет. Нужен ремонт трубопроводов, а это длительный процесс. Предложение УЖДТ: установить оборудование для автономного тепло- и водоснабжения станции. Фирма «Эргономика» готова поставить это оборудование, но нет подрядчика, который может его смонтировать. Майк Двайер ответил, что готов съездить на станцию, чтобы ознакомиться с ситуацией на месте.

«Обогрев цехов – проблема общая»

В продолжение разговора председатель профкома ЛПЦ-3 Николай Критский рассказал о ситуации в прокатных цехах: здесь есть участки, где очень холодно, калориферы покупают ежегодно, но это не помогает. Основная проблема в том, что с ТЭЦ горячая вода идет температурой не выше 65 градусов. Она просто размораживает калориферы, и получается — деньги на ветер.

— Раз в пять лет проходит аттестация рабочих мест. На адъюстаж – во втором цехе и у нас – приходят мерить температуру, — продолжил Николай Критский. – Потом пишут: минус 15 градусов, причина – выключенные калориферы. Но их никто не выключал, они вышли из строя, потому что размерзлись.

— Сейчас люди вынуждены работать в цехе в утепленной спецодежде, — поддержал коллегу председатель профкома ЛПЦ-2 Вениамин Марченко. – Нам пришлось внести в нормы ватные брюки, и мы всем их выдаем. А это дополнительные затраты.

— Эти вопросы у меня записаны, — ответил Майк Двайер. – И я обеспокоен состоянием ТЭЦ-ПВС. Я три раза был там. Просил очистить участки снаружи и внутри цеха. Но все осталось на своих местах, ничего не сделано. Люди работают в ужасных условиях. Я обсуждал это с Парамжитом Калоном, у меня назначено с ним совещание, и я снова буду с ним это обсуждать. То, что происходит на ТЭЦ-ПВС, плохо и для города – люди жалуются, что на них летит пыль. Конечно, компания не может выделять деньги на все, но для ТЭЦ ПВС это нужно сделать.

— Я помню время, когда на входе в ТЭЦ-ПВС, в котельный цех, люди вытирали ноги, чтобы в помещениях было чисто. И весь цех просматривался до конца, а сейчас ничего не видно до стены, — продолжил Виктор Щетинин.

— На прошлой неделе мы привезли туда Робина Полмьера (руководителя корпоративной службы по ТБ ArcelorMittal), он пробыл в цехе пять минут. И все. Посещение закончилось. Я «взорвался», мы сели и уехали.

— Мы говорили с господином Полмьером об этом, — отметил Андрей Маркин. — Но кроме ТЭЦ-1 у нас похожие проблемы с ДСФ. Ее руководители не охватывают весь комплекс проблем в целом.

— Руководитель ДСФ пытается работать, — не согласился Майк Двайер. — Он отправляет мне фотографии того, что сделано. Но по ТЭЦ-1 не сделано ничего. И мы займемся этим вопросом.

— В ЛПЦ-2 есть проблемный объект — БХУ, — продолжил Вениамин Марченко. — В этом году мы проводим там экстренные работы по ремонту кровли и стен. Готовится проект на 2019-2020 годы по реконструкции блока, и мы хотели, чтобы вы, по возможности, подключились и поддержали нас.

— Я хорошо знаю этот участок, — сказал Майк Двайер. — Я был там. Попросил сделать покраску на пульте управления, просто для того, чтобы проверить, что будет сделано. Но я не думаю, что все руководители правильно понимают ситуацию.

— Картина ужасная, но работы ведутся — настолько, насколько выделяют деньги, — отметил Вениамин Марченко.

«Программа «Гигиена» сильно влияет на настроение людей»

Вопрос о программе «Гигиена» поднял Виктор Щетинин: как правило, в конце года проводится анализ того, что было сделано. Но каким будет итог 2018 года?

— Программа «Гигиена» ушла из блока техники безопасности, — пояснил председатель профсоюза. – Но насколько это правильно? Давайте проанализируем и сделаем выводы. Да, в корпоративной газете ставят красивые картинки по коксохимпроизводству. Но это только одно подразделение.

— Я согласен с вами, потому что по состоянию туалетов можно определить, как руководство относится к работникам, — отметил Майк Двайер. — Конечно, такого вида, как на КХП, туалеты не нужны. Люди должны мыться, переодеваться, есть в нормальных условиях. Но без излишеств. Помещения нужно ремонтировать и поддерживать в хорошем состоянии. Большие деньги для этого не нужны. Мы были на ХВО ТЭЦ-2 после того, как женщину обожгло кислотой. В коридоре была невыносимая вонь из туалетов. Мы просто пробежали по нему бегом . Но через месяц все было нормально, потому что начальник уделил этому особое внимание.

В завершение разговора Виктор Щетинин рассказал о проблемах, возникающих с обеспечением работников спецодеждой, и о том, что на начало следующего года запланирована встреча профактива с руководством УОТ и ТБ и службы снабжения. Председатель профсоюза попросил содействия и в отношении аутстафферов:

— На какие-то работы их можно привлекать, но не в качестве помощника машиниста тепловоза или технолога. Аутстаффер получает меньше штатного работника плюс полностью лишен соцпакета. Отсюда и отношение к работе. Мы добиваемся, чтобы аутстаффинг был хоть как-то прописан в законах. Но у нас очень инертный государственный механизм, мы больше года не можем решить этот вопрос.

— Профсоюз и компания должны взаимодействовать по этому поводу, — согласился Майк Двайер. – И со стороны ТБ я буду вас поддерживать. Ставить на эти работы неквалифицированных людей неправильно. У меня не было времени, чтобы детально разобрать этот вопрос. Но я буду им заниматься.

 

Материал подготовлен газетой «Магнитка Плюс»