Художник, поэт, общественный деятель, велотурист из Темиртау – о творчестве, черном снеге и общественной деятельности.

 

В нашем городе очень много интересных, самобытных людей. Валерий Кравцов тому подтверждение. В свои 69 лет Валерий Иванович признает только один транспорт – велосипед. Причем в любую погоду и в любое время года. Не удивительно, ведь он — бывший велотурист. А еще наш герой – творческий человек, руководитель литературного клуба «Магнит». При всем этом Валерий Кравцов находит время и для своего дачного участка. Он очень хочет превратить его в райский уголок для родных и близких.

 

Голый дачный участок превратился в красивое семейное место для отдыха. Там все там засажено, все задействовано, просто так ничего не простаивает.
Голый дачный участок превратился в красивое семейное место для отдыха. Там все там засажено, все задействовано, просто так ничего не простаивает.

Валерий Иванович родом из Осетии, что на Кавказе. Прежде чем осесть в Темиртау, он много где побывал – на Кубани, в Сочи. Про Караганду узнал от товарища.

— В интернате я учился с парнишкой из Караганды – Юрием. Его отец был ссыльный, отбывал срок в Карлаге, — рассказывает Валерий Иванович. — Юра очень много интересного про Караганду рассказывал и все время говорил, что было бы здорово попасть туда. Я попал и не жалею.

Приехав в Караганду, как многие молодые парни, Валерий начал работал на стройке, а через три года ушел на металлургический комбинат.

— После развала Союза я перешел на вольные хлеба. Довольно долго пришлось работать в разных местах. В гимназии им. Аубакирова преподавал творческие труды, а под старость лет отработал 13 лет сторожем в 13-м лицее. В столовой лицея я сделал панно из 13 тысяч бутылочных пробок! – рассказывает Валерий Иванович.

 

В городе металлургов

В 2019 году будет 40 лет, как Валерий Кравцов живет в Темиртау.

Как Вас встретил промышленный город?

— Я когда приехал — сразу познакомился с художниками. А на второй день приезда в Темиртау уже был в гостях у поэта Григория Григориади. Если я всегда занимался этим, то и здесь по приезду сразу нашел круг общения.

Началось с того, что я пришел в редакцию газеты «Строитель» и спросил, где мне можно найти поэтов. Там мне сразу дали номера. Я позвонил, попросил Григориади о встрече и принес свои стихи.

Сейчас пишите стихи?

— Уже нет. Поэтом надо быть в молодости, а не в 70 лет. Я сначала писал сценарии для КВНа и других мероприятий. Поэзию читал, но не писал сам. Тогда были популярны брошюры поэтов-шестидесятников. В советское время поэзия была очень доступна. Хорошая, а не нынешнее фуфло. Сейчас, если деньги есть, то можешь что угодно издать.

Валерий Кравцов, поэт, общественный деятель: - Культура в Темиртау рафинированная, удобная для руководства города. И вся она держится на родительских деньгах. Когда коллективы у нас привозят призовые места, это заслуга именно родителей.
Валерий Кравцов, поэт, общественный деятель:
— Культура в Темиртау рафинированная, удобная для руководства города. И вся она держится на родительских деньгах. Когда коллективы у нас привозят призовые места, это заслуга именно родителей.

— А как начали свой путь в поэзии?

— Первый мой наставник, еще на Кубани, был редактором газеты. Я там писал и ходил в литературное объединение. Была даже одна забавная история. Мой преподаватель русского языка и литературы пришла ко мне и говорит: «Валера, у тебя же по русскому за четверть двойка была, как это ты сейчас стихи стал писать? По-моему, ты у кого-то их воруешь». Я говорю: «Как хотите, так и считайте». Вот она пришла в редакцию и пожаловалась на меня редактору, на что он ответил: «А вы проанализируйте, найдите, у кого он ворует, и докажите это мне. Тогда мы с ним и разберемся, чтоб он плагиатом не занимался. А так я знаю его и его способности. Это его стихи». Сейчас я руковожу литературным объединением «Магнит», нас осталось всего 5 человек. Поэзия – это штучный товар. Наше литературное общество — юридическое лицо, есть печати, я плачу налоги. Но приемников у нас нет, и с нами оно закончит свое существование. Так бывает, ведь талант — это редкость.

Именно Валерий Иванович установил на улице Димитрова мемориальную доску поэту Григорию Григориади. Сейчас он занимается установкой мемориальной доски карагандинскому писателю Владимиру Литвинову.

 

270118-7-3

«Дали поиграть в демократию»

Валерий Иванович — человек с четкой жизненной позицией. Он увлекается историей, очень много читает.

— Я пытался заниматься общественной работой, но сейчас отошел от этого. Когда-то давно я поднял вопрос о том, что ртутный полигон возле города не нужен. Мы тогда собрали 10 тысяч подписей и отвезли Дариге Назарбаевой. Но все это так… Просто нам дали разрешение поиграть в демократию.

— Сейчас темиртаусцы борются за экологию, тоже подписи собирали, в Астану отвозили. Как Вы считаете, будет толк?

— Я работал на комбинате, в цеху вентиляции, и скажу, что черный снег будет всегда. Просто роза ветров в этом году складывается так, что все идет на город. А если бы она была другая, все бы дальше молчали. А комбинат — он такой монстр, что на него гавкай, сколько хочешь. Собака лает, караван идет. О чем можно говорить, если в городе даже нет экологической службы? Есть экологическая экспертиза, но она создана для того, что если я открываю цех, то должен прийти к ним и заплатить бабло. А они дадут заключение, что мое предприятие не будет наносить вред экологии, на этом все и закончится… Комбинат никогда не прекратит загрязнение. Фильтры? Вы плохо представляете, как это — на трубу поставить фильтр. В других городах и странах не точно такие же заводы, там другая технология. У нас она устаревшая. Надо менять всю систему, но это никому не выгодно. Нет таких фильтров, чтобы на трубы надели, и все. Всегда так было, технология не изменилась, просто была роза ветров другая. Направление ветра было то на север, то на юг, то на восток. А сейчас на запад, то есть на город. А почему в советское время не построили город на правом берегу, вдали от завода — это было экономически не выгодно. Нужно было отвозить людей на завод, это затратно, вот и решили построить рядышком. Сделали лесополосу, которая уже погибает и никто ее толком не подсаживает, потому что деньги на все надо. У меня товарищ был начальником доменного цеха, он ездил в Чикаго, в Чехию на подобные комбинаты, там ничего такого нет, потому что там новые технологии. Митталл везет в Европу металл в слябах, а там уже переделывает его, потому что там экологические требования другие. А мы — третья страна; дышите, люди. Это плохо, но мы не изменим ничего. У нас очень плохо в городе ведется общественная работа, мы еще сами не готовы к ней до конца. Не готовы быть активными, добросовестными и честными.

270118-7-2

— Вы разочаровались в общественной работе?

— Это бесполезная борьба, в городе везде безразличие. Культура нужна только рафинированная, удобная для руководства города. И вся она держится на родительских деньгах. Когда коллективы у нас привозят призовые места, это заслуга именно родителей. Город и государство на это и копейки не дают, зато потом говорят: вот, у нас есть такая замечательная молодежь. Да вы тут вообще не причем! Спорт у нас финансируется государством? Практически нет. Все мои внуки посещают секции за деньги. 7 тысяч в месяц. И я понял: вместо того, чтобы ходить и трепаться об общественной деятельности, я лучше обустрою свой уголок. Пятый год работаю на даче. Я понял, что нужно стараться для себя и своей семьи. Обустроить свой участок так, как я хочу, и заниматься воспитанием своих детей и внуков.

 

«Не единой картошкой сыт Кравцов!»

Валерий Иванович занимается прикладным творчеством, он всю жизнь работает с деревом. Его работы можно увидеть в ресторанах «Алаверди» и «Береке». А еще – у Валерия Ивановича на даче.

— Я у себя в мастерской сейчас делаю заготовки на дачу, чтобы мой участок стал еще краше, — рассказывает наш герой. — Не единой картошкой сыт Кравцов! Только для себя все делаю, за заказы не берусь. За те деньги, которые обещают платить, пусть сами делают. Вот недавно нашел веточку, как оленьи рога. Будут да даче украшением. Нашел ствол, очистил от коры и готовлю эту фигуру к лету. Дача у меня небольшая — 9 соток, я же не буржуазия. Зимой там все стоит, поэтому весной буду подделывать, подкрашивать, обрезать. Есть у меня там олимпийская горка, лавочки-павлины, алтайские огоньки, плетенные заборчики, деревянные петухи, паровозик, детская площадка, кавказская сторожевая башня, на которой ночью фонарик горит. Есть ваза из камня и каменный сад с редчайшими растениями. Из России привез семь елей и три дуба. У меня все там засажено, все задействовано, просто так ничего не простаивает. Когда я пришел, там был просто голый участок. Я своими руками его благоустроил и продолжаю это делать.

Есть на дачном участке олимпийская горка, лавочки-павлины, алтайские огоньки, плетенные заборчики, деревянные петухи, паровозик, детская площадка, кавказская сторожевая башня, на которой ночью фонарик горит.
Есть на дачном участке олимпийская горка, лавочки-павлины, алтайские огоньки, плетенные заборчики, деревянные петухи, паровозик, детская площадка, кавказская сторожевая башня, на которой ночью фонарик горит.

— Насколько я знаю, Вы обучали детей искусству работы с деревом…

— Давно это было. Пробовал, учил. У меня была мастерская в ДЮЦ «Алем». Но пришлось всех разогнать, потому что лодыри были и бездельники. Были и хорошие ребята, но хорошие находили себя и в другом. Попадаются дети, которые хотят работать, и у них получается. А есть бездельники, которые думают, что нужно полакировать и покрасить, оно само дальше родится. В училище тоже пробовал курсы проводить, но никто ни строгать не умеет, ни пилить — виденья нет.

— А где Вы этому учились?

— Я самоучка. Меня всегда это привлекало — что-то сделать своими руками, включив фантазию. Сколько себя помню, всегда что-то творил. Я все беру у природы. Зачем закупать, если вот карагач на улице — ветки, пенечки… Главное — довести до деталей и правильно обработать. Будешь работать, оно будет появляться, фантазия начнет работать. Если будешь только сидеть и мечтать, то ничего не выйдет. Как некоторые говорят — вот талантливый мальчик. Ну и что, этот мальчик все равно должен работать, пахать, зарабатывать мозоли на пальцах. Трудиться надо, а этого многие не хотят. Поэтому я сейчас не пытаюсь снова набрать учеников.

 

 «Никогда не любил сидеть в городе и пить водку»

— Я в прошлом велотурист. Сейчас здоровье уже не то, чтобы этим заниматься. А вообще мой рекорд – 300 километров за сутки. Это была поездка в Баян-Аул. Выехал в 7 утра и приехал вечером. Был у меня товарищ, Владимир Манин, мы с ним неоднократно ездили по Казахстану, по 7-8 дней. Маршрут разрабатывали и ездили. И детей своих возили, они еще какие рекорды устанавливали! Мы с сыном были чемпионами области по велотуризму. На три дня маршрут был. Туда входила и ориентация на местности, и знание дорог. Я вообще не любил сидеть в городе и жрать пиво с водкой. И сейчас, кстати, по городу езжу на велосипеде, даже зимой.

— Сейчас есть клубы велотуристов в городе?

— Есть небольшая секция. Но они не велотуристы, они повыпендриваются на этих велосипедах, финты делают. А я не финтовиком был, а пахарем. По бездорожью колесили, даже фильм сняли о том, как 7 дней ездили по Центральному Казахстану. Мы ездили туда, где нет цивилизации. Манин был настоящим велотуристом. Ездил на очень дальние расстояния, прошел Хакасию, Бурятию, Байкал, Алтай, Урал, Карпаты, Кавказ и Закавказье, все на велосипедах. А я вот по Казахстану только покатался.

— Дети и внуки с Вами катаются?

— Дети выросли, у них другие интересы. Сын когда в колледже учился — 160 километров в день проезжал. Дочка 120 проезжала. Сейчас у них семьи, свои заботы. Но они все умеют и знают. Я научил их работать руками и головой. Наше самое большое богатство – это семья, и трудиться нужно ради нее!

 

 

 

 

7 КОММЕНТАРИИ

  1. Металл вообще-то в сляБах возят, а не в сляпах… А еще в городе металлургов выходите. Видимо, в городе нормальных людей уже не осталось, если начали этого больного на голову пиарить

  2. Больной он на голову или нет, но он дело говорит, и про завод, и про экологию и про то, что все достижения детей — это дело рук и денег тоже, родителей тех детей.

  3. я в детстве жил рядом с ним на 6 мик -не сколько его помню всегда и летом и зимой ездил на велосипеде всегда какие то каряги привозил домой !? странный человек

  4. Молодец мужик. Настоящий. Таких сейчас мало. А те кто считает его больным на голову — сами сирые и убогие, привыкшие жить по шаблону и шагать строем под указку, как стадо баранов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ