Семья с двумя детьми в суде добивается от АМТ компенсации за затопленное жилье.

 

— Еще не ясно, кто виноват, — отметил в суде представитель АМТ Сергей Цой.
Ситуация такая: произошел порыв на ветхом водоводе АМТ, затопило жилые дома. Действительно, кто виноват? Кто понесет ответственность за ущерб? В этом вынужден разбираться городской суд.

 

В городском суде 23 октября начались разбирательства по иску семьи Цуприковых — матери и двоих детей — к «АрселорМиттал Темиртау». Семья до марта этого года жила в поселке Аккудык. В феврале на водоводе «Арселора» произошла авария, дом Цуприковых капитально затопило, и семья вынуждена была покинуть свое жилье. С тех пор они скитаются по съемным квартирам. Подвижек устранить вред, нанесенный имуществу жителей, со стороны социально ориентированной компании до сих пор не было. Дом после затопления к проживанию не пригоден: на стенах плесень, полы провалились.

— Возможности купить дом или квартиру у нас нет. А жить где-то надо, у нас двое детей, — говорит Анастасия Цуприкова.
Несовершеннолетние дочери Анастасии также выступают в процессе истцами и требуют возместить вред, нанесенный их игрушкам, одежде, мебели. А главное – требуют вернуть жилье.

 

Александр Ожго, юрист: - Я прошу суд вынести частное определение в адрес «АрселорМиттал Темиртау» и обязать устранить течь трубы. Скоро ударят морозы, и дома опять затопит.
Александр Ожго, юрист:
— Я прошу суд вынести частное определение в адрес «АрселорМиттал Темиртау» и обязать устранить течь трубы. Скоро ударят морозы, и дома опять затопит.

Решить жилищный вопрос

Вдоль улицы Мичурина и далее мимо гаражей и двух поселков к АМТ проходит два водовода — № 7 и № 8. Оба проложены в советское время. Оба ветхие, несущие на такую же ветхую ТЭЦ-2 воду из озера. Один числится как резервный, потому что без воды на станции не будет и отопления в городе. То есть объекты стратегически важные, но дырявые, как решето. Пусть с огромными потерями, но какой-то объем воды до станции доходит. Сколькими кубометрами воды из водохранилища за последние годы «Арселор» оросил окрестности, никто не считает. Водохранилище-то государственное…

Зато жители считают свои убытки, частные. Семья Цуприковых насчитала порядка 7 миллионов тенге. Это материальный ущерб по официальному заключению экспертов-оценщиков и моральный вред, который, по мнению семьи, нанесла социально ориентированная компания. Но «АрселорМиттал Темиртау», оставаясь верным своему утверждению о социальности, спустя 8 месяцев после затопления и поданного семьей иска в суд, предложил решить дело миром. Не судиться же стальному гиганту с двумя малолетними детьми за испорченные игрушки, вещи, мебель, дом. Позор же на весь мир.

— Мы ходатайствуем рассмотреть возможность перейти на судебную медиацию, — заявил в ходе процесса представитель АМТ. — В порядке медиации разрешить данный спор. Если сторона истцов не возражает.

Сторона истцов возражала. Конкретных предложений Сергей Цой озвучить не смог. Заверил, что медиация на то она и медиация, чтобы в ее процессе совместными усилиями выработать какие-то предложения. Но семья настолько устала быть бездомной, что сил на выработку предложений за АМТ у них просто нет.

После того, как дом был затоплен по причине аварии на водоводе АМТ, семья вынуждена покинула его.
После того, как дом был затоплен по причине аварии на водоводе АМТ, семья вынуждена покинула его.

— Данная ситуация длится 8 месяцев. За это время мы вели длинную переписку. Когда начинался процесс, мы говорили о том, что готовы урегулировать ситуацию миром, договориться. Никаких шагов навстречу со стороны АМТ не было, — высказал мнение истцов Александр Ожго, юрист. — Поэтому данное предложение сейчас расцениваем как попытку затянуть рассмотрение дела по существу. Мы возражаем против медиации, но готовы заключить мировое соглашение. Наши условия изложены в иске. Мы настаиваем на рассмотрении дела по существу. А если поступят дельные и разумные предложения от стороны ответчика, готовы рассмотреть. У нас нет принципиальной позиции именно судиться с «АрселорМиттал Темиртау». Наша принципиальная позиция: возместить убытки и перед наступлением зимы решить жилищный вопрос.

 

Приехали, посмотрели, уехали

В ходе судебного процесса были опрошены свидетели со стороны истцов — такие же жители поселка, как семья Цуприковых. Говорили люди, что топит их «Арселор» постоянно, что местность вокруг уже заболочена, что почти постоянно они вынуждены ходить по воде. Ольга Шариевская, жительница поселка, пояснила суду, что в затопленном доме Цуприковых была на днях. И там опять стоит вода… Это значит, опять где-то прорвало эту трубу.

— Я прошу суд вынести частное определение в адрес «АрселорМиттал Темиртау» и обязать устранить течь трубы, — заявил Александр Ожго. — Скоро ударят морозы, и дома опять затопит.

Опасения юриста подтвердил и Виктор Чередниченко, начальник цеха водоснабжения АМТ. Он пояснил суду, что водоводы свой нормативный срок уже выработали:
— Они находятся в неудовлетворительном состоянии, порывы очень часто происходят. Мы производим плановые обходы, но на заводе 400 км труб, и можно вот сейчас по водоводу пройти, плановый обход сделать, а за спиной образуется утечка. Предугадать невозможно.

Татьяна Гавриченкова, судья: - Получается, водовод с того момента как протекал, так и протекал дальше. Ничего не было сделано. До 15 марта никто аварию не устранял. Почему вы не посмотрели, как там люди живут?
Татьяна Гавриченкова, судья:
— Получается, водовод с того момента как протекал, так и протекал дальше. Ничего не было сделано. До 15 марта никто аварию не устранял. Почему вы не посмотрели, как там люди живут?

В районе Аккудыка и еще одного несчастного поселка 17-й километр, которому не посчастливилось соседствовать с водоводом, порывы происходят настолько стабильно на протяжении последних лет, что смело можно предугадывать. «АрселорМиттал Темиртау» похоже всегда готов объяснить, почему то или иное невозможно сделать.
— 22 февраля поступил первый звонок от Цуприковых о том, что течет вода. Незамедлительно была выслана бригада для определения места порыва и характера утечки. Бригада нашла утечку, определила характер на глаз: большая авария или нет. Эта авария не большая, вода уходит под снег, — объяснил начальник цеха водоснабжения.

Бригада развернулась и уехала, сделав вывод, что ничего страшного. На место порыва рабочие вернулись почти через месяц. За это время затопило жилой дом. Дело в том, что накануне этого порыва случилась авария на соседнем водоводе. Его отключили для устранения, а сразу два не отключишь — чревато остановкой станции и энергетическим коллапсом.

— Мы определили, что утечка небольшая, вреда особого не наносит, поэтому до окончания работ по водоводу № 7 вода продолжает течь, — сказал Виктор Чередниченко.

— Получается, водовод с того момента как протекал, так и протекал дальше. Ничего не было сделано. До 15 марта никто аварию не устранял. Вода, как известно, имеет свойство накапливаться. Почему вы не посмотрели, как там люди живут? – спросила Татьяна Гавриченкова, судья.

— Мы за этой утечкой установили бдительный контроль, ездили, проверяли. Какой-то тенденции к ее усугублению не было, — заверил начальник цеха водоснабжения. — На действующем трубопроводе устранить аварию технологически невозможно.
Устранение предыдущей аварии заняло почти месяц. Как сказал Чередниченко, туда были брошены все силы. Все это время на Аккудык хлестала вода. Приближался паводок, со стороны степи была угроза затопления несчастных жителей уже талыми водами. «Арселор» под давлением Управления по ЧС помог жителям: рядом с домом сгрузил две большие горы отсева. Как преграду от талых вод.

— Ремонт по водоводу № 7 был закончен 14-15 марта. Как раз 15 марта поступил второй звонок от Цуприковых о том, что дом уже затоплен, — показал суду Виктор Чередниченко. — На что им было сказано: как так может быть? Если с 22 февраля по 15 марта топит, то человек звонит и говорит, а не больше полумесяца сидит и смотрит, как топит дом. Так не бывает.

— Ваш цех водоснабжения не задумывался, что болото вокруг дома, возможно, — результат функционирования вашей трубы? Не приходила такая мысль, — обратился к сотруднику АМТ Александр Ожго, юрист.

— Мысль такая приходила, — заверил навальник цеха водоснабжения. — Мы даже делали замеры высот геодезистами — место, где дом, ниже, чем горизонт Самаркандского водохранилища.

На том и успокоилась социально ответственная компания. А жители, лишенные своего дома, написав в АМТ несколько претензий и не получив ни одного ответа, обратились в суд.

Продолжение следует.