У признанных недееспособными людей в Казахстане нет права решать, хотят они участвовать в клинических исследованиях или нет, сообщает журналист informburo.kz Мария Гареева.

В конце 2018 года Сенат принял законопроект Минздрава, в котором предлагают проводить клинические исследования на уязвимых группах. Президент пока не подписал этот закон.
Его неоднозначно восприняли в обществе из-за этической стороны вопроса. Ранее за этот закон высказались родители тяжелобольных детей, так как исследования препаратов в Казахстане могут спасти им жизнь.

Специалисты в данном случае опирались на то, что испытания будут проводиться только после получения информированного согласия.

Но помимо детей, беременных женщин, заключённых и военнослужащих к уязвимым группам относятся недееспособные люди, которые информированного согласия дать не могут. Мнения экспертов по поводу клинических испытаний над такими людьми разделились.

Координатор развития программ Казахстанской психоаналитической ассоциации Гульжан Амангельдинова говорит, что в Казахстане система работает так, что все люди с психическими заболеваниями, интеллектуальными и психосоциальными нарушениями рискуют стать недееспособными. Сейчас в Казахстане на психиатрическом учёте стоят 200 тысяч человек. Только в одном Центре психического здоровья на Каблукова в Алматы из 700 пациентов больше половины уже лишены дееспособности, рассказала Гульжан Амангельдинова.

«У того, кто лишён дееспособности, никто не спросит, хочет он или нет. Если опекун согласен, это самое важное. А если недееспособный человек захочет подать в суд, его никто не выслушает, потому что его подпись нигде недействительна. К сожалению, теряя дееспособность, человек теряет все свои права», – пояснила она.

Гульжан Амангельдинова считает, что в таких условиях принимать закон о клинических испытаниях нельзя.

«Должен быть другой механизм помощи тем, кто действительно нуждается в попечительстве, не в той форме, в которой существует сейчас. А сейчас, получается, их приравнивают к животным, к крысам, над которыми проводят эксперименты. Потом наступают последствия», – сказала представитель Казахстанской психоаналитической ассоциации.

Юрист Комиссии по правам людей с ограниченными возможностями Айгуль Шакибаева отмечает, что такая норма была в Кодексе о здоровье нации и раньше. Она согласна, что проблема в самом понятии «недееспособность».

«Другие страны отошли от этого. Человек рождается свободным, с правами, и это остаётся на всю жизнь. Просто есть люди, которые нуждаются в поддержке, опекуны им помогают, но не решают за него. У нас же они бесправны. Когда недееспособные находятся в интернате, нет прозрачности действий. Опекуном становится директор. Мы не сможем быть уверенными в том, что не было злоупотреблений, что над ними не проводились опыты и исследования», – добавила она.

Айгуль Шакибаева подчёркивает, что необходимы продуманная система поддержки и несколько опекунов – по социальной работе, по бытовым, юридическим делам. Специалисты должны коллегиально помогать человеку принять решение.

Поддержал законопроект о клинических исследованиях над уязвимыми группами генеральный директор Республиканского научно-практического центра психического здоровья Минздрава Николай Негай.

«Клинические испытания, как правило, проводятся только тогда, когда это необходимо науке. Каким образом мы можем получить данные при определённых заболеваниях, не проводя исследования? Это невозможно», – объясняет он.

Николай Негай подчеркнул, что до исследования на людях лекарственная молекула проходит много испытаний. Проходит около 15 лет, до того как её разрешают к применению, и врачи к этому моменту имеют достаточно доказательств, что она работает положительно.

Чтобы определиться с дозировкой, необходимо проведение исследований на людях, в том числе и на недееспособных. При этом на дозировку, по словам гендиректора Центра психического здоровья, влияет генетика: для представителей европейской расы необходима одна доза, для азиатов – другая.

«Однозначно считаю, необходимо проводить. Опекуны, как правило, не хотят нанести вред пациенту. Бывают ситуации, когда пациенту уже ничего не помогает. Зачастую сильно ограничен спектр выбора лекарств для данной категории лиц. Это может быть последним шансом для них восстановить дееспособность», – заключил Николай Негай.

В КазНИИ онкологии и радиологии ранее также высказались за одобренный Сенатом законопроект, подчеркнув, что клинические испытания – это неотъемлемая часть медицинской науки и практики, и будет обидно, если, поддавшись на не подкреплённые фактами заявления, Казахстан останется в стороне от мировой медицинской науки.

Министр здравоохранения РК Елжан Биртанов заявил, что исследования будут проводиться на добровольной основе, а участники исследований не будут за них платить. Все лекарства они получат бесплатно.

Материал подготовлен informburo.kz
Фото: vlv-mag.com