Более 120 обращений поступило в жилинспекцию от жителей города по работе КСК в этом году, но ни по одному не проведена проверка.

 

Что должен делать КСК в идеале? Ремонтировать дома, озеленять дворы, содержать их в чистоте, дезинфицировать, прочищать вентиляцию, травить крыс и комаров… Все это входит в содержание общего имущества объекта кондоминиума, то есть отдельно взятого дома. А еще орган управления обязан раз в 4 месяца отчитываться перед жителями за каждую потраченную копейку и копить на капремонт. Это прописано в Правилах содержания общего имущества объекта кондоминиума.

 

Государство разработало и утвердило формулы, по которым рассчитывается размер оплаты: на текущее ли содержание, взносы ли на капремонт. Сумма эта утверждается только на общем собрании. Многие из вас знакомы с тарифной сметой, то есть с теми расходами, которые заложены в тариф? А отчет кто-нибудь получает каждые 4 месяца? Прозрачна ли работа КСК, домкомов и обслуживающих компаний в городе? Выполняют ли органы управления все те требования, которые к ним предъявляются законом «о жилищных отношениях» и соответствующими правилами? Озеленяют, травят крыс, ремонтируют дома, устраняют аварии? Знают ли жители, за что платят в КСК и куда идут их деньги?

Ануар Аманкулов, заведующий сектором жилищной инспекции: - Когда на них (председателей ОКМС - авт.), как на председателей КСК, поступает жалоба от населения, как я должен реагировать? Она же мой сотрудник… Когда находишься в одном государственном органе, нереально проверить.
Ануар Аманкулов, заведующий сектором жилищной инспекции:
— Когда на них (председателей ОКМС — авт.), как на председателей КСК, поступает жалоба от населения, как я должен реагировать? Она же мой сотрудник… Когда находишься в одном государственном органе, нереально проверить.

Судя по количеству жалоб и обращений на работу кооперативов и домкомов – нет. То, как в большинстве случаев организована работа КСК и домкомов, жителей не устраивает. Изменить самостоятельно устоявшийся порядок люди не в силах. Сказывается здесь и низкая активность жителей. Люди не видят результатов деятельности КСК, ругаются, и в конце концов перестают платить… Государство, предполагая такое развитие событий, оставило за собой контроль в сфере жилищных отношений. Специально был создан орган – жилищная инспекция. Акимат, согласно законодательству, обязан организовать работу жилищной инспекции так, чтобы и контроль деятельности органов управления объекта кондоминиума был, и жилищный фонд сохранялся, и эксплуатация его шла надлежащим образом.

 

Основная задача – контроль

Жилищную инспекцию в городе создали, только работы ее не видно. Она обязана контролировать работу КСК, следить за ремонтами, проверять, отчитывается ли КСК ежеквартально перед каждым жителем, копит ли деньги на капремонт и т.д. Основная задача жилинспекции – именно контроль. Проверили, выявили нарушения – выписали предписание. КСК не устранил их – штраф.

В Темиртау 1164 многоэтажных жилых дома, 42 КСК, 278 домкомов и две управляющих компании: ТОО «Управляющая компания Темиртау» и ТОО «Центр модернизации жилфонда». В 8-ми многоэтажных домах управления нет вообще. Это данные сектора жилищной инспекции ОЖКХ города. Именно сюда могут обращаться жители, если есть вопросы и претензии по работе КСК и домкомов. По их обращениям инспекция обязана проверить КСК и вынести свой вердикт. Более 120 обращений поступило в жилинспекцию от жителей города по работе КСК в этом году. Ни по одному (!) не проведена проверка. Как проверили в начале года, по данным жилинспекции, 4 КСК, наказали за непредставление отчетов жителям и отсутствие сберегательного счета, на том работа и закончилась. Люди обращаются в госорган, а толку нет.

Ануар Аманкулов, заведующий сектором жилищной инспекции, объясняет это тем, что в отделе сложился конфликт интересов:

— Обращений много, но так как у меня конфликт, я, ссылаясь на законы, просто отвечал. На проверки не выходил, хотя обязан. Нереально при таком раскладе работать. У меня здесь конфликт интересов между руководителем (Низами Гаджиев. – Авт.) и мной. В ОЖКХ пять отделов, и бывает, я рассматриваю те обращения, которые не входят в мою компетенцию. Я должен заниматься только жилым фондом, прохождением отопительного сезона, содержанием. Любой орган управления обязан предоставлять отчеты. Жители должны знать, когда было собрание, когда было выбрано то или иное КСК, какие обязанности. Если этого нет, я должен проверить и потребовать устранения нарушений. Но этого не делается.

 

«Сейчас сектор жилищной инспекции не эффективен»

Суть конфликта, от которого прямо пахнет нарушением закона «О коррупции», стара: в секторе числятся 18 инструкторов по работе с населением (председатели ОКМС), они получают из бюджета зарплату. Они же являются председателями разных КСК.

— Когда на них, как на председателей, поступает жалоба от населения, как я должен реагировать? Она же мой сотрудник, — говорит Ануар Аманкулов. — Когда находишься в одном государственном органе, нереально проверить. Человеческий фактор играет роль, также скрытие нарушения. Допустим, инспектор может скрыть, чтобы не было обид. В Караганде такого нет. У меня опыт работы главным специалистом жилищной инспекции в Караганде. Я знаю, как проверять, как составлять акты и административные протоколы. Закон мне это позволяет, есть такие полномочия. Но, во-первых, здесь в жилищной инспекции уполномоченный специалист всего один на весь город. Даже если я составляю адмпротокол, председатель КСК оспаривает, и тогда нужен юрист. У нас его нет. Инспектировать одному нереально. Получается, сейчас созданный сектор жилищной инспекции (ранее в городе действовало отдельное ГУ «Жилищная инспекция» — Авт.) не эффективен. Нужна отдельная структура, со штатом, нужно решить вопрос с инструкторами по работе населения. Я написал об этом служебную записку на имя Гаджиева, никакой реакции.

 

Пока в Астане акимат строго следит за работой КСК, постоянно проверяет, наказывает, требует прозрачной работы, создает электронную систему «Е-КСК», через которую люди получают отчеты, делают заявки, могут голосовать, видеть всю работу КСК, в Темиртау эта сфера заваливается на бок. Штат сократили, работу не наладили, внутри – конфликты… Между тем, Закон «О жилищный отношениях» прямо обязывает местные исполнительные органы обеспечивать организацию мероприятий по сохранению и надлежащей эксплуатации жилищного фонда, осуществлять государственный контроль в сфере управления жилищным фондом, организовать работу жилищной инспекции по контролю деятельности органов управления объектом кондоминиума по сохранению и надлежащей эксплуатации жилищного фонда. Не организует, не сохраняет, не контролирует… Еще и платит зарплату некоторым председателям КСК как инструкторам по работе с населением. Не коррупция?