3 миллиона тенге за потерянную ногу присудили бывшему сотруднику «REN-Milk».

 

В мае мы писали о начале судебного процесса по иску Олега Шарапатюка, жителя города, к ДТОО «REN-Milk». Мужчина требовал взыскать с предприятия моральный ущерб в размере 30 миллионов тенге. Год назад он работал в «REN-Milk» водителем на молоковозе. В один из рейсов произошло ДТП, машина несколько раз перевернулась. Олег Шарапатюк получил тяжелые травмы, ему ампутировали ногу.

 

С тех пор на одной ноге он ходит по судам и госорганам. Сначала – в трудовую инспекцию, добивался расследования несчастного случая. Затем в суд – обжаловал выводы инспекторов. Они посчитали, что он виноват в происшествии, а от степени установленной вины зависят выплаты. Олег Шарапатюк уверен, что в случившемся виновен работодатель, так как машина изначально была неисправна.

— Работодатель после случившегося провел мероприятия, направленные на сокрытие истинных причин аварии, — заявил на процессе Камиль Каримов, юрист, представляющий интересы Олега Шарапатюка. — В частности, автомашина была в кратчайший срок утилизирована, поэтому не представилось возможным провести судебно-техническую экспертизу. Трудовая инспекция составила акт, в котором установила степень вины работника и работодателя: 50 на 50.

Решением темиртауского суда степень вины изменили: 80% вина работодателя, 20% — работника. Бывший водитель обжаловал и это решение. В итоге апелляционная коллегия облсуда постановила: 100% вина работодателя.

После этого Олег Шарапатюк подал иск в суд с требованием взыскать с фирмы 30 миллионов тенге в счет возмещения причиненного морального вреда. Говорит, после ДТП жизнь перевернулась. Возникла масса сопутствующих заболеваний, здоровье стремительно ухудшается. Нужны деньги на лечение, реабилитацию, удобный протез…

Представитель ДТОО «REN-Milk» в ходе судебного слушания пояснил, что вины предприятия в случившемся нет. Техническая неисправность машины не установлена документально. Как не установлена и причинно-следственная связь между травмой и последующим ухудшением здоровья.

 

Олег Шарапатюк: - Затраты на лечение и лекарства работодатель еще не компенсировал, не выплачена до конца компенсация утерянного заработка, нужен протез. Хороший протез стоит не менее 10 миллионов тенге. Я еще не решил, но, возможно, буду обжаловать решение темиртауского суда и взыскивать расходы с работодателя.
Олег Шарапатюк:
— Затраты на лечение и лекарства работодатель еще не компенсировал, не выплачена до конца компенсация утерянного заработка, нужен протез. Хороший протез стоит не менее 10 миллионов тенге. Я еще не решил, но, возможно, буду обжаловать решение темиртауского суда и взыскивать расходы с работодателя.

«Такую практику нужно ломать»

Эту причинно-следственную связь пытался доказать в ходе процесса Олег Шарапатюк. В качестве свидетелей вызывали врачей. Не все явились, но те, кто пришел, подтвердили: да, заболевания возникли после травмы.

1 июля судья темиртауского городского суда вынесла решение по делу. Исковые требования Олега Шарапатюка удовлетворены частично. В счет компенсации страданий одноногого инвалида с ДТОО «REN-Milk» взыскали 3 миллиона тенге.

— Размер компенсации на сегодняшний день самый высокий по нашей области по подобного рода искам. Законом предусмотрена возможность возмещения морального вреда, и его размер не ограничен ничем, кроме страданий потерпевшей стороны, — говорит Камиль Каримов. — Но почему-то суды идут по сложившейся практике, то есть взыскивают всегда значительно меньше заявленных требований.  Я предполагаю, что такую практику нужно ломать. Действительно, человек пострадал, и 3 миллиона за потерянную ногу – это маленькая сумма.

С этим согласен и Олег Шарапатюк. Говорит, что не удовлетворен решением суда и 3 миллиона – это капля в море его страданий.

— У меня на здоровой ноге сейчас и варикозное расширение вен началось, и артроз коленного сустава, вся нагрузка ведь на нее. Протез неудачный, сильно натирает, ходить на нем крайне трудно. Мне показана реабилитация, я поехать не могу из-за протеза. Нужно решать с протезом, — говорит Олег Шарапатюк. —  Расходы на лечение и лекарства работодатель еще не компенсировал, не выплачена до конца компенсация утерянного заработка, нужен протез. Хороший протез стоит не менее 10 миллионов тенге. Я еще не решил, но, возможно, буду обжаловать решение темиртауского суда и взыскивать расходы с работодателя.

 

Юристы говорят, что в случае трудовых травм и увечий работодатель обязан компенсировать все расходы на лечение и реабилитацию, а также потерянный заработок. Но на практике пострадавшим приходится добиваться выплат через суд.

— Потерпевший имеет право на компенсацию утраченного заработка и всех дополнительных расходов, связанных с лечением, дополнительным уходом или протезированием, — говорит юрист Камиль Каримов. — В идеале стороны должны сесть за стол переговоров и предложить потерпевшей стороне решить вопрос миром, чтобы избежать ненужных судебных споров, траты времени на это. И это говорило бы о социальной ответственности работодателей. Но на моей практике такого ни разу не было.