Дочь темиртауского фотографа Алексея Бондаренко – о жизни отца, его военной и концлагерной истории.

 

— Он всегда считал себя счастливым человеком несмотря на то, что прошел всю войну, был в концлагере и даже на допросе у немцев, — вспоминает Елена, дочь Алексея Афанасьевича Бондаренко – фотографа, благодаря которому до нас дошло множество снимков Темиртау прошлого века.

Как и жизнь любого солдата, жизнь Алексея Афанасьевича можно разделить на две части – до и после войны. Ее всегда было много в воспоминаниях ветерана. Но было и другое: увлечение фотографией, работа, семья, друзья, коллектив…

 

Когда началась война, Алексею Бондаренко было 19 лет. Через полтора года его мобилизовали. Свой боевой путь он начал… с отступления. За 78 дней по опаленной огнем Украине, под мощной бомбежкой немцев, они прошли пешком 2800 километров до станции Ак-Булак, где находилась полковая школа. Затем было военное училище в Уфе, где курсанту Бондаренко даже подарили серебряную ложку за отличную учебу – так в то время поощряли. А в мае 1942 года пришел приказ — отправить недоучившийся курс на фронт. Алексей написал прощальное письмо матери и приготовился идти на фронт, но, к счастью, его оставили в училище. Бондаренко окончил училище в звании лейтенанта, и его отправили в Оренбургскую область, в тоцкий военный лагерь. Там он подготовил для отправки на фронт три роты, а с четвертой ушел сам. Боевое крещение было под Ленинградом, в том страшном бою за полчаса было убито 77 человек. Он выжил и снова попал в бой, на реку Ловать.

Алексей Афанасьевич с супругой и сыном
Алексей Афанасьевич с супругой и сыном

— Отец вспоминал, что эта река была ловушкой, потому что немцы били сверху, — говорит Елена Бондаренко. — Он назвал это кладбищем наших солдат. Говорил, что там были тысячи убитых на снегу.

Этот бой оставил шрамы не только на душе, но и на теле молодого солдата – 9 декабря 1942 года Алексей был ранен, в ноги попали осколки разорвавшейся мины. Их так и не вытащили. По словам дочери, они всю жизнь мучали отца и не давали ему забыть о страшных событиях.

— Отцу тогда сильно досталось. Все, кто были в блиндаже, погибли от ран, а отец еще продолжал отстреливаться. У него было 16 осколочных ранений, но он держался, жил. Вечером немцы до него добрались и вытащили его, он думал — все, смерть пришла, убивать будут. А они фотографировать начали – мол, таких не убивают. Отец всегда говорил, что дорого бы отдал за этот снимок, — рассказывает Елена. – Один фашист как дал ему сапогом в лицо, кровь из щеки пошла. У него на всю жизнь остался шрам. И осколки внутри… Утром отца отправили в лагерь для военнопленных.

Нурсултан Назарбаев лично поблагодарил Алексея Бондаренко за фото, вручил письмо и пожал руку
Нурсултан Назарбаев лично поблагодарил Алексея Бондаренко за фото, вручил письмо и пожал руку

После того боя в маленькую украинскую деревушку пришло известие о смерти лейтенанта Бондаренко, мужественно защищавшего Родину. Его посмертно наградили орденом Красной Звезды. В те дни, когда мать оплакивала сына, он был жив и боролся со страшным сыпняком. И снова выжил.

— У нас в семье не принято называть отца военнопленным или узником. Это тяжелые страницы истории нашей семьи, но о них не хочется вспоминать. Мой отец воевал и защищал родину. Он сбежал из лагеря, ему помогли сделать липовые документы. Была там такая — Дуся. У нас даже дома есть открытка от Дуси, не знаю, от той или нет. Благодаря ее помощи отец осенью 1943 года бежал из лагеря, — рассказывает Елена.

Алексей Бондаренко покинул лагерь, но уже на вторые сутки попал в руки власовцев, которые привели его в ту деревню, где он якобы жил, исходя из поддельных документов. Там его, естественно, не признали. И начались муки, допросы и избиения. Семь дней пытали Алексея, а на восьмые сутки советские солдаты прорвали линию фронта, и он попал в другой лагерь. Дальше — город Двинск, два месяца тифозного карантина в лагере для военнопленных. А затем — Германия, где пришлось работать на одном из заводов.

— На завод пришли англичане, одели людей в свою форму, выдали паек. Затем приехал представитель военной миссии, забрал их документы и увез в Москву, а в ноябре 1945 года отец получил 1500 рублей и отправился домой, — вспоминает Елена. — Война оставила на нем неизгладимый след. Он всегда о ней рассказывал. Говорил, что это история и ее надо знать. Звал друзей, знакомых и соседей в гости и рассказывал о боях. Он многое пережил, но всегда называл себя счастливым человеком. Ведь ему удалось все это пройти и выжить, выжить не один раз.

 

Жизнь в Темиртау

В этой тяжелой войне Алексей Бондаренко потерял отца и брата. Отца расстреляли без суда и следствия, а старший брат погиб на фронте. Вернулись домой только двое: Алексей и другой его брат, который стал инвалидом, пришел на костылях. А ведь нужно было кормить семью, растить младшую сестру Галю. С работой на Украине в то время было тяжело, и, чтобы помочь матери воспитать сестру, Алексей уехал на целину, в Казахстан.

— У отца была большая и дружная семья. Мы часто ездили к нему на родину и всегда поддерживали отношения с родными. А тогда, в 1945 году, его никто не заставлял уезжать, он сам решил. Темиртау ему понравился сразу после увиденного горного ландшафта. Но он всегда говорил, что уедет отсюда. Даже когда уже построил полдома, все равно собирался уезжать, но так и не довелось, — рассказывает Елена Бондаренко.

Елена Бондаренко: - Папа всегда говорил, что фотоискусству его научил дядька Амелька. Когда мы ездили на Украину, он показывал маленький домик, в подвале которого происходили чудеса. Это была первая папина фотолаборатория, и там он прошел свое первое обучение
Елена Бондаренко: — Папа всегда говорил, что фотоискусству его научил дядька Амелька. Когда мы ездили на Украину, он показывал маленький домик, в подвале которого происходили чудеса. Это была первая папина фотолаборатория, и там он прошел свое первое обучение

С будущей женой Алексея познакомили друзья.

— Может, она бы и не стала с ним знакомиться без участия друзей. Отец говорил: «Если бы я сам познакомился, может, жизнь бы по-другому сложилась». Мама была очень гордая, строгая. Работала учителем, — вспоминает Елена.

Алексей обзавелся семьей, у него родились сын и дочь. В 1947 году пришел работать на ТЭМК, но здоровье было неважным, давали о себе знать ранения. Пришлось вспомнить свое любимое довоенное занятие – фотодело. До войны Алексей учился в Ленинградском институте инженеров кино и работал киномехаником.

— Папа всегда говорил, что фотоискусству его научил дядька Амелька. Когда мы ездили к нему на родину, он показывал маленький домик, в подвале которого происходили чудеса. Это была первая папина фотолаборатория, и там он прошел свое первое обучение. Он даже работал в деревне киномехаником, крутил фильмы. Его помнят и чтят в родном селе, — говорит Елена.

Через 20 лет после этого Алексей Афанасьевич собственноручно собрал походную фотолабораторию, которая позволила ему оперативно делать фотографии в любых условиях. С 1957 года Алексей Бондаренко начал писать летопись города Темиртау и металлургического комбината в своих фотографиях. Огромное наследие он оставил после себя, — на целую выставку, которая недавно прошла в городском историко-краеведческом музее.

Алексей Афанасьевич начал работу на комбинате с лаборанта и дослужился до руководителя лаборатории. Но ближе к пенсии он передал руководящую должность другому, а сам остался фотографом. В его трудовой книжке даже есть такая пометка: фотограф.

— Папа очень любил свою работу. Он порхал от счастья, что занимается любимым делом. Он душой был молод и очень хотел жить, — говорит Елена. — Папу окружали прекрасные люди. У них был дружеский костяк: врачи, учителя, хирурги. Все очень серьезные и хорошие люди. Они часто собирались, ходили друг к другу в гости. Сейчас многие уехали, многие умерли…

В 1968 году в семье Бондаренко случилась трагедия: в армии, исполняя служебный долг, погиб сын Алексея Афанасьевича. На этой почве супруги ругались, а позже развелись.

— Мама считала, что отец виноват в смерти моего брата. Думала, что он сказал ему: «Сын, надо служить». Он пошел в армию и через полгода там погиб. Но я точно знаю, что брат сам захотел, сам пошел в военкомат и отец тут не причем, — говорит Елена.

После развода Елена Алексеевна осталась с отцом.

— Я очень его любила. Он был для меня всем, я не могла без него. Когда он ушел, я стала абсолютно беззащитна. Я горжусь своим отцом, — говорит Елена.

 

Алексея Афанасьевича не стало в 1999 году, он прожил 77 лет. Но все-таки он жив – в памяти родных и в истории нашего города.