Начальник Учебного центра МВД – о том, зачем будущим сотрудникам ОВД скорочтение и ораторское мастерство, и как можно оградить себя от влияния экстремистов.

 

На столе у подполковника Дарменова лежат стопки книг с цветными закладками. Научная и художественная литература всегда под рукой. Не удивительно, ведь он любит чтение. Для Акынкали Дарменова главным инструментом формирования человека является учеба, самообразование. В его карьере – кембриджское образование, различные награды и общественное признание. Теперь он делится знаниями и опытом со своими учениками – слушателями Учебного центра МВД. На должности руководителя этого центра подполковник уже 3 года. За это время центр преобразился, изменилась методика преподавания, отсюда выпустилось немало достойных сотрудников ОВД. Акынкали Дарменов признается, что любит свою работу и болеет за будущее учебного центра.

 

Будучи ребенком, Акынкали Дарменов много раз просматривал фильм «Место встречи изменить нельзя». Глеб Жеглов и Володя Шарапов были его кумирами, а расследование и раскрытие преступлений – романтикой и мечтой.

— У меня всегда было обостренное чувство справедливости. Я понимал: когда совершают преступление, один человек наносит вред другому. Неважно, это кража, грабеж, убийство, изнасилование – один человек приносит вред другому, — говорит Акынкали Дарменов. — Чтобы справедливость восторжествовала, нужно найти обидчика и привлечь к ответственности, это и называется принципом социальной справедливости. А чтобы найти преступника и доказать, что именно он совершил преступление, нужно образование. Опыт и образование – главное для сотрудника ОВД.

Учебный центр МВД заключил меморандум с национальной библиотекой, которая подарила им около 100 экземпляров редких книг.
Учебный центр МВД заключил меморандум с национальной библиотекой, которая подарила им около 100 экземпляров редких книг.

В 1999 году Акынкали Дарменов окончил Алматинскую академию МВД РК по специальности «правовед». После учебы он год проработал следователем на своей родине — в Мендыкаринском районе Костанайской области.

— Проработав год, я понял, что мне не хватает знаний. Ключ к успеху – только образование. И я поступил в аспирантуру – она так в гражданских вузах называется, а у нас, военных – адъюнктура. Закончил адъюнктуру в Алматинской академии, защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Проблемы профилактики экстремизма в Республике Казахстан». И в это время на базе Научно-исследовательского института Алматинской академии создали лабораторию по борьбе с терроризмом и религиозным экстремизмом. Меня пригласили туда в качестве ведущего специалиста, в лабораторию.

 

О шахидах и вербовщиках

В лаборатории Акынкали Дарменов проработал около 4 лет. Вместе со своими коллегами он не раз выезжал в Узбекистан и Кыргызстан, где проводил анкетирование, интервьюирование, разговаривал с так называемыми «шахидами», которые совершали теракты в Ташкенте.

— Какие случаи из того времени Вам запомнились?

— Мне в память врезалась одна девушка, которая была жертвой вербовщиков. Мы сказали, что отпустим ее, и спросили, что она будет делать. Она ответила: «Я все равно надену пояс и вас всех взорву!» Понимаете, насколько она была убеждена в своей правоте. Их очень тяжело переубедить, и только специалисты, имеющие более глубокие теологические знания, могут доказать их ошибочное понимание сути веры. При нас специалисты брали анализы ДНК, крови, слюны, волос на предмет употребления психотропных средств – все чисто было. То есть здесь работало только внушение. Специально подготовленные люди, которые использовали элементы зомбирования, внушения на подсознательном уровне, говорили им, что все, кто вокруг – враги, а они должны стать шахидами, объявить джихад и совершить теракты. Хотя джихад – вообще другое понятие, это когда человек борется со своими личными страстями и пороками. У Шамиля Аляутдинова (российский религиозный деятель. – Ред.) по этому поводу есть очень хорошие исследования, он интересные мысли говорит.

У Учебного центра есть и факультатив – элементы скорочтения в системе образования сотрудников. Он позволяет слушателю прочитать страницу за 30 секунд и через 5 минут ее пересказать.
У Учебного центра есть и факультатив – элементы скорочтения в системе образования сотрудников. Он позволяет слушателю прочитать страницу за 30 секунд и через 5 минут ее пересказать.

— Какие исследования Вы тогда проводили?

— Когда начали изучать феномен экстремизма, то считалось, что только маргинальные массы подвержены этому явлению. Но в Ташкенте мы увидели другую картину. Девушка-шахидка, о которой я рассказывал, была с двумя высшими образованиями и из интеллигентной семьи: отец — инженер, мама — преподаватель. Материальный статус семьи — выше среднего. О маргинальности и речи быть не могло. Оказывается, есть психологический фактор. Вербовщики — очень тонкие психологи, придя в мечеть, они выбирают людей, которые задерживаются после жума намаза. Смотрят, почему те остаются. Подходят к человеку и начинают беседу, располагают его к себе, выясняют, какой у него психологический надрыв и надлом. У той девушки как раз на фоне расставания со своим парнем была ссора с родителями, и они начали с ней работать. Мол, от тебя ушел парень, он плохой, он неправильно поступил, потому что он кафир (неверный. – Ред.), он не по религии живет. Ей просто дали высказаться. И если родители ее не понимали и не слушали, то здесь она была услышана. Вербовщики вырывают лишь некоторые тезисы из сур Корана и приводят их в пример, но этого делать нельзя, необходимо читать смысл всей суры. А человек, который не знает основ религии и Корана, подвержен искаженной вере.

Можно ли как-то обезопасить себя от подобного влияния?

— Сложно сказать, потому что у человека очень много разных ситуаций бывает в жизни. В первую очередь должны быть знания. Люди покупаются, потому что не знают основ религии. Человек, искренне знающий и верующий, никогда не совершит теракт. По Корану, это самый страшный грех – когда человек лишает жизни другого человека.

 

 

«Вернулся, чтобы все изменить»

После интересной исследовательской работы Акынкали Дарменову предложили должность начальника адъюнктуры, то есть возглавить то место, где обучался он сам. Там он проработал около 4 лет, а после поступил в докторантуру и по программе «Болашак» уехал в Кембриджский университет. По окончания учебы работал в МВД, возглавлял Управление по организации ведомственного образования, курировал все учебные заведения МВД по Казахстану.

Акынкали Дарменов, начальник Учебного центра МВД: - У меня всегда было обостренное чувство справедливости. Я понимал: когда совершают преступление, один человек наносит вред другому. Неважно, это кража, грабеж, убийство, изнасилование – один человек приносит вред другому. Чтобы справедливость восторжествовала, нужно найти обидчика и привлечь к ответственности.
Акынкали Дарменов,
начальник Учебного центра МВД:
— У меня всегда было обостренное чувство справедливости. Я понимал: когда совершают преступление, один человек наносит вред другому. Неважно, это кража, грабеж, убийство, изнасилование – один человек приносит вред другому. Чтобы справедливость восторжествовала, нужно найти обидчика и привлечь к ответственности.

— Что Вы изучали в Англии?

— Я изучал вопросы финансирования терроризма. Есть такое понятие – хавала, это такой «подпольный банкинг». «Хавала» в арабском языке обозначает вексель или посылку. Особенностью системы хавала является тот факт, что все финансовые операции (перемещение из страны в страну денег, драгоценностей или золота) выполняются без всяких документальных подтверждений — работа строится на доверии участников процесса. Главным звеном системы хавала являются брокеры системы — их называют «хаваладарами». Именно они организуют переводы между странами. При этом физически деньги не покидают пределы государства: отправитель просто отдает деньги брокеру в одной стране, получает от него секретный код (например, цифры с одной из купюр), который затем получатель в другой стране должен назвать второму брокеру, чтобы получить эквивалент начальной суммы в местной валюте. И мы изучали все эти элементы, как эта система работает в нашем регионе. Это очень старый способ передачи денег. История этого института начинается примерно с развития Шелкового пути.

— Не хотели остаться там, в Англии?

— Нет. Я на тот момент уже знал нашу систему образования. И увидел, что у них она очень интересная. Я понял, что и как нужно менять, и, наоборот, с радостью вернулся, чтобы попытаться это сделать. К моему счастью, у меня сейчас есть административные ресурсы и возможности внести коррективы в систему образования. Мы не говорим про все учебные центры, а их по всему Казахстану восемь. Я говорю пока про наш, и мы это делаем. Я не могу сам себе оценку делать, но вижу, что слушателям стало интересней учиться, чем раньше.

 

Ораторское искусство и скорочтение для полицейских

— Три года назад мне предложили обучать сотрудников нового формата в Учебном центре МВД г. Темиртау – сотрудников дорожно-патрульной службы. Тогда как раз сократили подразделения ГАИ и патрульной службы. В тот момент это было нововведение, и нужно было готовить кадры. Я с удовольствием возглавил это учебное заведение.

— Что переняли из европейской системы образования?

— На сегодняшний день мы полностью пересмотрели учебную программу и практические занятия. Отказались от старой методики, когда выходит лектор и 1,5 часа читает лекцию, а слушатели ее записывают. За это время они запоминают максимум 5% информации, все остальное улетучивается. Он пишет, а мысли совершенно в другом месте. Сейчас у нас все по-другому. Например, на следующей неделе, в понедельник, у нас будут занятия по теме «Осмотр места происшествия». Группа — 30 человек, и мы определяем 4 слушателей, которые готовят презентацию на 10 минут и проводят ее перед занятием. Каждая презентация делится на два блока: первый – история возникновения, понятийный аппарат, второй – опыт, практика применения, законодательная база. Спикеры выступают перед своими одногруппниками. Мы учим ребят самостоятельно находить нужную информацию, анализировать и систематизировать ее. Также для нас очень важно, что во время презентации происходит обратная связь между слушателями. Здесь в тему исследования погружается вся аудитория, им интересно, когда их же коллега выступает.

Кстати, из всех учебных заведений МВД, только у нас введена в учебный процесс система по тренировке дикции. Руководство министерства дало конкретную установку – научить четко выражать свои мысли. Когда сотрудник останавливает машину, он элементарно не может объяснить причину остановки. Есть проблемы, мы их признаем и работаем над этим. Ввели курс ораторского искусства – как правильно говорить, озвучивать свои мысли. У нас есть и факультатив – элементы скорочтения в системе образования сотрудников. Чтобы слушатель прочитал страницу за 30 секунд и через 5 минут смог пересказать. На сегодняшний день это пилотный проект. Мы согласовали с министерством и проводим в качестве эксперимента. Одной из составляющих этой методики, является развитие работы двух полушарий мозга. При этом улучшается память и восприятие информации. Чем лучше образование у полицейского, тем выше его культура и больше доверие у населения к сотрудникам ОВД. Это мультипликативный эффект.

Сейчас у нас есть еще один спецкурс – «слепой» метод набора текста. Мы закупили у коллег из России специальную программу и тренируем ребят. В конце курса сотрудник смотрит только на экран, не видя клавиатуру, при этом у него задействованы все 10 пальцев. На экзамене он должен за 3 минуты набрать страницу текста. В итоге коэффициент полезного действия работы увеличивается в 30 раз.

Также по линии боевой подготовки у нас существуют презентации оружия в 3D формате. Слушатели перед тем, как взять в руки оружие, около месяца проходят теоретическую часть. Есть элемент в теории боевой подготовки сотрудников — метод холощения. Когда они делают выстрел без патронов. Отрабатывают позу, стойку, хват оружия и т.п. — мы этому уделяем большое внимание. От того, как мы подготовим будущего сотрудника ОВД сейчас, зависит, спасем ли мы его жизнь завтра, на практике, когда он выйдет лицом к лицу  с преступником. У нас учится около 270 человек со всего Казахстана, и мы чувствуем ответственность за каждого, что именно мы должны обучить их всему.

— Три месяца хватает для освоения всего материала?

— Конечно, этого мало, мы поднимаем вопрос об увеличении срока обучения до 6 месяцев.

Вы сами очень любите читать, прививаете ли эту любовь к художественной литературе и своим слушателям?

— Конечно. Мы заключили меморандум с национальной библиотекой, и они нам подарили около 100 экземпляров редких книг. Просили художественную литературу, потому что для того, чтобы сформировать личность, необходимо читать именно художественную литературу, которая развивает человеческие качества, заставляет думать и сопереживать. У Толстого есть трактат «О науке». И он пишет, что только путем образования человек способен перейти из одного качественного уровня в другой. Только через образование, ни возможностями, ни связями. И всем слушателям это говорю: образование, начитанность, образованность – путь к успеху. Я в этом убежден.

Теория без практики ведь ничего не значит, правильно? Где ваши ребята практикуются?

— Очень сильно нам помогает акимат и УВД г. Темиртау. Мы еженедельно проводим практические занятия на базе УВД. Занимаемся охранной общественного порядка во время хоккейных игр и футбольных матчей. Вся учеба у нас практикоориентированная. Так же мы ведем шефство над парками. Это было нашей личной инициативой – привести город в порядок. Я случайно наткнулся на парк возле «Народного банка» в восточной части города и был в ужасе, в каком он пребывал состоянии. Взял лопату и засучив рукава пошел убирать, мне помогали преподаватели и слушатели. Мы почти весь сезон, начиная с весенней обрезки и заканчивая осенней побелкой, наводили там порядок. Убирались, деревья и кустарники подрезали. Не соврать, КамАЗов 50 мусора вывезли, шприцов только 3 мешка было. Еще со времен Советского Союза стеклянные шприцы находили и очень много бытовых отходов.

 

«Барбариска», разрушающая личность

— Темиртау не стал для Вас своеобразной ссылкой?

— Нет, конечно. Наоборот, я понял, что это возможность применить весь свой опыт и знания на деле. Изменить систему образования, по крайней мере локально. Я с удовольствием здесь работаю и вижу плоды своей работы. Приятно получать положительные результаты, отзывы от работодателей. У меня еще очень много идей и планов по поводу того, как изменить Учебный центр Темиртау. Мы плотно работаем с россиянами, например, с Орловским юридическим институтом, он единственный в СССР готовил сотрудников ГАИ, ГИБДД. В мае этого года мы поедем к ним на конференцию, чтобы посмотреть, как они готовят сотрудников, и их достижения и новшества применить у себя. Еще представители американских спецподразделений по борьбе с наркотиками проводили у нас спецкурс, как бороться с наркобизнесом. Осенью прошлого года у нас был интересный тренинг по линии «дизайнерских» наркотиков. Это бич, очень серьезная проблема в Казахстане, так называемый «лед», или «соль». На вид — барбариска со вкусом и запахом клубники или т.п. Но 4-5 употреблений, и 100% привыкание. Являясь сильным психостимулятором, «соли» могут вызывать галлюцинации разной степени. Постепенно личность человека полностью распадается. И наши коллеги из Америки рассказали и показали, как это все варится с использованием элементарных средств, которые можно приобрести в аптеке и хозяйственном магазине. Всего за 1,5 часа мы получаем готовый наркотик. Для чего нам это показывают: чтобы когда сотрудник полиции зашел в помещение, то по всем этим ингредиентам смог понять, что это, возможно, мини-лаборатория. Алкоголь уже ушел, марихуана тоже в прошлом, а синтетические наркотики сейчас на пике. И самое страшное — когда анализ крови берут, он не показывает, что человек употреблял наркотик. Собака тоже не всегда может учуять этот запах. Но мы готовим наших сотрудников, как распознать наркотик, как выглядит человек под его действием, как может себя вести…

— Что еще важно привить сотрудникам внутренних органов?

— Главное – чтоб он чувствовал ответственность перед самим собой, перед родителями и государством. Вся ведомственная система образования бесплатна. Каждый слушатель должен понимать, что государство дает ему возможность бесплатно получить знания, гарантированный соцпакет, и он должен выработать чувство ответственности за правопорядок, который ему предстоит обеспечивать в нашей стране. Поэтому чувство ответственности прививается с первых дней. Патриотизм должен быть.

— Как воспитывать патриотов и возможно ли это на самом деле?

— Мы детально разбираем подвиг Байтасова (Газиз Байтасов – казахстанский полицейский, погибший при задержании террориста в Таразе – в момент самоподрыва преступника он накрыл его свои телом. – Ред.). Объясняем, почему сотрудник идет на преступника и закрывает его собой, подрываясь вместе с ним. Умирает, чтобы обезвредить его и спасти окружающих. Чтоб не было больше жертв. В тот день 7 человек погибло, в том числе 5 полицейских. Мы показываем слушателям: в экстремальных ситуациях вы встанете первыми на защиту родины. Мы показываем им ролики, фильмы, чтобы они прочувствовали, прониклись. Грубо говоря, если ты сейчас не защитишь чужого человека, то потом, во время прогулки в парке, это может произойти с твоим ребенком, твоей семьей. Ты должен об этом всегда помнить. Мы едины в защите прав человека.

Тяжело ли быть руководителем?

— Тяжело брать ответственность на себя, не зная, какой будет результат. С теми же спецкурсами – мне сказали, что это провальная идея и они не пройдут, не приемлемы. А сейчас мы видим положительный результат. Неважно, сколько я еще здесь буду, главное, что мы попробовал заложить основу учебного центра мирового уровня. Я видел такие центры в Европе, в Китае, Америке, Англии – мы намного отстаем, но сейчас государство пытается вывести ведомственное образование на новый уровень. В этом направлении нашему центру уже есть что показать.

— Утомительно постоянно менять место работы, переезжать?

— С бытовой точки зрения семье тяжело. Сам факт переезда – упаковывать все, распаковывать, перевозить. Я этого абсолютно не касаюсь. Я переехал, пошел на работу, а за все, что у меня дома, жена отвечает. У ребенка постоянно меняется школа, друзья. Мы в Астане прожили 2 года, она только привыкла к коллективу, к климату, тут нам раз — переезжать в Темиртау. Дочке 9 лет, она очень творческая, красиво рисует и поет. Но главное, что моя семья и мои близкие понимают: когда дается приказ, он не обсуждается. Просто надо ехать. Спасибо моей супруге, которая меня поддерживает и понимает; маме, которая помогает.

 

— Я люблю свою работу, переживаю, чтобы показать достойный уровень образования в системе внутренних дел, — признается в завершении нашей беседы Акынкали Дарменов. — Я всем своим слушателям говорю: всегда нужно развиваться. Как только ты прекращаешь учиться, то делаешь шаг назад. И только самообразование – никому ты не нужен, никто тебя не заставит учиться, если ты сам не захочешь повышать свой уровень, какие бы гениальные учителя и профессора не преподавали.

 

 

 

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Хорошо написано, как будто Хабар посмотрел.

    Видишь потом этих воспитанников пачками кружащих с голодными глазами обирающих водителей и вспоминаешь, что не канал это Хабар, а реальность, где слова такие «пустой звук».
    В темных проулках «этих воспитанников» — не встретишь, нечего там ловить, опасно и безденежно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ